ХXXI Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.06.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)
XLII Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной науки», 27.06.2019 (Совместная конференция с Международным научным центром развития науки и технологий)

XLI Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной науки», 30.05.2019 (Совместная конференция с Международным научным центром развития науки и технологий)

XL Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной науки», 28.03.2019 (Совместная конференция с Международным научным центром развития науки и технологий)

МНПК "Цифровая трансформация и инновации в экономике, праве, государственном управлении, науке и образовательных процессах", 18-21.03.2019

XXXIX Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной науки», 27.02.2019 (Совместная конференция с Международным научным центром развития науки и технологий)

XIII Международная научно-практическая конференция «Научный диспут: вопросы экономики и финансов», 31.01.2019 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

XXXVIII Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной науки», 30.01.2019 (Совместная конференция с Международным научным центром развития науки и технологий)

XXXVІI Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.12.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XXXVI Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.11.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XIII Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы экономики и финансов», 31.10.2018 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

XXXV Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.10.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XXXIV Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.09.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХXXIII Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.08.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХXXII Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 31.07.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XII Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы экономики и финансов», 31.07.2018 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХXXI Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.06.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХІ Международная научно-практическая конференция «Глобальные проблемы экономики и финансов», 31.05.2018 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

XXХ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.05.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XXIХ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.04.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХХVIІІ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.03.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ІІІ МНПК "Экономика, финансы и управление в XXI веке: анализ тенденций и перспективы развития", 19-22.03.2018 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

X Международная научно-практическая конференция «Глобальные проблемы экономики и финансов», 28.02.2018 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХХVІІ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 27.02.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХХVІ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.01.2018 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XІІ Международная научно-практическая конференция «Научный диспут: вопросы экономики и финансов», 29.12.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХХV Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.12.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХХІV Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.11.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XI Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы экономики и финансов», 31.10.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

XІ Международная научно-практическая конференция «Научный диспут: вопросы экономики и финансов», 29.09.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХХIІІ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.09.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

X Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы экономики и финансов», 31.07.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХXII Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.07.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХXI Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.06.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

IX Международная научно-практическая конференция «Глобальные проблемы экономики и финансов», 31.05.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХX Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.05.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

"Тенденции развития национальных экономик: экономическое и правовое измерение" 18-19.05.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом и ККИБиП)

ХIX Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 27.04.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

IX Международная научно-практическая конференция "Научный диспут: вопросы экономики и финансов", 31.03.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХVIII Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.03.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

МНПК "Экономика, финансы и управление в XXI веке: анализ тенденций и перспективы развития", 20–23.03.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

VIII Международная научно-практическая конференция "Глобальные проблемы экономики и финансов", 28.02.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХVII Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 27.02.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VIII Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы экономики и финансов", 31.01.2017 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХVI Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 30.01.2017 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ХV Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.12.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VIII Международная научно-практическая конференция "Научный диспут: вопросы экономики и финансов", 28.12.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

VII Международная научно-практическая конференция "Глобальные проблемы экономики и финансов", 30.11.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХІV Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.11.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VII Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы экономики и финансов", 31.10.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХІІІ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 28.10.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VII Международная научно-практическая конф. «Научный диспут: вопросы экономики и финансов», 30.09.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ХІІ Международная научно-практическая конференция: "Актуальные проблемы современной науки", 29.09.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

XI Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной науки», 30.08.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ІV Международная научно-практическая конф. "Экономика и управление в XXI веке: анализ тенденций и перспектив развития", 29.07.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

X Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 28.07.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VІ Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы экономики и финансов", 30.06.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ІX Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 29.06.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VI Международная научно-практическая конференция "Научный диспут: вопросы экономики и финансов", 31.05.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

VIIІ Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 30.05.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

V Международная научно-практическая конференция "Глобальные проблемы экономики и финансов", 29.04.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

VIІ Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 28.04.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

VІ Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 31.03.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ІI Международная научно-практическая конф. "Экономика и управление в XXI веке: анализ тенденций и перспектив развития", 30.03.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

V Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы экономики и финансов", 21-24.03.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

V Международная научно-практическая конференция "Научный диспут: вопросы экономики и финансов", 26.02.2016 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

II Международная научно-практическая конференция: "Научный диспут: актуальные вопросы медицины" 20.02.2016 (Совместная конференция с Международным научным центром)

ІV Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 29.12.2015 (Совместная конференция с Международным научным центром)

IV Международная научно-практическая конференция "Глобальные проблемы экономики и финансов", 28.12.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

IV Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы экономики и финансов", 30.11.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

IV Международная научно-практическая конференция "Научный диспут: вопросы экономики и финансов", 29.10.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

Международная научно-практическая конференция: "Научный диспут: актуальные вопросы медицины" 28.10.2015 (Совместная конференция с Международным научным центром)

III Международная научно-практическая конференция "Глобальные проблемы экономики и финансов", 30.09.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

III Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы экономики и финансов", 31.08.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ІІІ Международная научно-практическая конференция "Научный диспут: вопросы экономики и финансов", 30.06.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

ІІ Международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы современной науки", 29.06.2015 (Совместная конференция с Международным научным центром)

II Международная научно-практическая конференция "Глобальные проблемы экономики и финансов", 28.05.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

Актуальные проблемы экономики и финансов, 29.04.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

Научный диспут: вопросы экономики и финансов, 31.03.2015 (Совместная конференция с Финансово-экономическим научным советом)

Актуальные проблемы современной науки, 27.03.2015 (Совместная конференция с Международным научным центром)

Глобальные проблемы экономики и финансов, 27.02.2015 (Совместная конференция с финансово-экономическим научным советом)



Актуальные проблемы современной науки: тезисы докладов XXХІ Международной научно-практической конференции (Москва – Астана – Харьков – Вена, 29 июня 2018)


Отрасль науки: Исторические науки
Скачать статью (pdf)

Секция: Исторические науки

УДК 94

Бондаренко Олег Александрович

кандидат экономических наук, доцент

СПб ГБ ПОУ «Российский колледж традиционной культуры»

г. Санкт-Петербург, Россия

ИММИГРАЦИЯ В США КАК ОДИН ИЗ АСПЕКТОВ, СВЯЗАННЫХ С РАЗВИТИЕМ ЭМИГРАЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ ИЗ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В КОНЦЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Иммиграция представляет собой вселение в культурную страну (в этом отношении она отличается от колонизации). Иммиграция совершается отдельными лицами или целыми группами, массами (так называемая массовая иммиграция).

Регулярный учет приезжавших в США иммигрантов стал вестись и нашел свое отражение в американской статистике только в 1820 году, но из России туда прибыло в последующие 50 лет всего 7550 иммигрантов. Однако до 1899 года, т.е. до конца XIX века, американская статистика учитывала, как правило, только страну происхождения иммигрантов без указания его этнической принадлежности. Поэтому совсем невозможно определить, сколько среди прибывших в Америку в XIX веке из Российской империи было немцев, поляков, евреев, финнов, литовцев, латышей, русских и других [10, с. 86].

Значительное развитие эмиграционного движения в середине XIX века побудило почти все государства Европы обратить серьезное внимание на эмиграцию и принять меры к ее законодательному нормированию. Следует отметить некоторые цифры, характеризующие степень развития эмиграционного движения из Европы в Соединенные Штаты (табл. 1).

Здесь следует вывод, что, в среднем, Европа теряла каждые два года, а в последующее время – каждый год, по миллиону человек, направляющихся в одни только США. До последней четверти XIX века наибольшее количество эмигрантов давали Великобритания (с Ирландией), Германия и Скандинавские государства [21, с. 32–33]. На рубеже XIX–ХХ веков эмиграция из этих стран, особенно из Германии, значительно уменьшилась, как абсолютно, так и относительно, и первое место по развитию эмиграционного движения заняли Италия, Россия и Австро-Венгрия (табл. 2).

Таблица 1

Иммиграция европейского населения в США в последней четверти ХIХ – начале ХХ века (в тыс. человек)

По данным Соединенных Штатов, куда главным образом направлялись европейские эмигранты, с 1820 по 1870 год из России приезжало в среднем по несколько десятков человек в год. В 1871 году эмиграция впервые превысила 1000 человек и стала значительно расти, так что достигла через 10 лет (в 1881 году) цифры в 10655 человек. С тех пор эмиграционный поток все более усиливался, выбрасывая из России ежегодно несколько десятков тысяч человек. Хотя до 1900 года количество эмигрантов только один раз (в 1892 году) достигло 81,5 тысяч человек, тогда как в другие годы оно колебалось от 20 до 60 тысяч человек [20, с. 86].

Таблица 2

Иммиграция в США в конце ХIХ – начале ХХ века (в тыс. человек)

В 1881 году эмиграция в США из Российской империи впервые превысила 10 тысяч человек в год. Только с этого времени, после вступления на престол Александра III и начала реакции она стала принимать массовый характер. В 1881-1882 годах в так называемой «черте оседлости» были организованы десятки кровавых еврейских погромов, а затем приняты «майские законы» (1882 год) о выселении из крупных городов и лишении евреев ряда гражданских прав, предоставленных им впервые при Александре II. В 1880-1890-е годы Святейший Синод под руководством К.П. Победоносцева развернул преследование русских духоборов, молокан и субботников, белорусских староверов, украинских штундистов, немцев-меннонитов. Все это привело к массовой эмиграции евреев, поляков и представителей некоторых других национальных и религиозных меньшинств. Репрессии против политических противников царизма способствовали бегству из страны десятков и сотен народников, анархистов, социалистов разных толков и других диссидентов.

В 1881–1890 годах из России в США прибыло 265,7 тысяч человек, в 1891-1900 годах – 593,7 тысяч, в 1901-1910 годах – 1,6 миллиона, в 1911 – 1914 годах – 868 тысяч, а в 1915-1917 годах – всего около 47 тысяч эмигрантов. Таким образом, за 97 лет – с 1820 по 1917 год из Российской империи в США приехали не менее 3,3 миллиона эмигрантов [10, с. 86].

Если же рассматривать национальную принадлежность, то в первом десятилетии ХХ века, на которое пришлось почти половина всей российской иммиграции, 43,8% составляли евреи, 27% – поляки, 9,6% – литовцы, 8,5% – финны, 5,8% – немцы, 4,4% – русские, 1% – лица других национальностей. Следовательно, эмиграция из Российской империи в США за сто лет, с 1820 по 1920 год, по своему национальному составу была главным образом нерусской [10, с. 86].

Главный контингент прибывающих в США иммигрантов составляли европейцы. В количестве 12979,6 тысяч человек, иммигрировавших в США в 1821-1884 годах, было: из Европы – 11290,7 тысяч человек; из Америки (главным образом из Канады) – 1135,9 тысяч человек; из Океании – 15,3 тысяч человек; неизвестного происхождения – 246,3 тысяч человек. Годовое количество прибывающих в Соединенные Штаты иммигрантов значительно изменялось. Хотя в целом сильно увеличивалось. В 1820-х годах им прибывало 10-12 тысяч в год; в 1872 году количество иммигрантов уже превышало 400 тысяч; в конце XIX века в США прибывало ежегодно в среднем более 0,5 миллиона человек [14, с. 6].

Значительные массы крестьян и городских рабочих и ремесленников ежегодно покидали насиженные места в европейских странах и устремлялись широким потоком в Новый Свет. Все это было обусловлено безработицей, малоземельем; в России к этим причинам присоединилось угнетение «инородцев», а в последующие годы – экономический кризис, вызванный революционным движением и погромами.

К концу XIX столетия во всех европейских странах почти вся земля находилась в частном владении. Тогда как в России общим правилом являлась коллективная собственность на землю, а частная была исключением. В 49 губерниях Европейской России (за исключением Финляндии, девяти польских губерний, области Войска Донского и Кавказа) насчитывалось в личном владении 115,6 миллиона десятин удобной земли, а в коллективном – 268 миллионов десятин. Таким образом, общинное владение охватывало большую часть удобной для земельной собственности земли и почти две трети всей земли с наделами, а в 1877-1878 годах – не менее 90%. При этом в последующие годы территории коллективного пользования не уменьшались [5, с. 86].

Относительно того, какие части регионов Российской империи являлись главными центрами выселения на американский континент в начале ХХ столетия, дает некоторые указания отчет 1902 года американской статистики иммиграции. Из данного отчета следовало, что в Финляндском княжестве главная часть эмигрантов приходилась на долю более западных губерний. В Привислинском крае эмиграционное движение в США происходило преимущественно из западных, южных и центральных губерний. Тогда как в европейской России эмиграция населения в Соединенные Штаты осуществлялась главным образом из западных и Прибалтийских губерний; меньшее значение имел юго-запад страны и совсем незначительное юг и Поволжье, откуда выселялись почти только немцы. В 1902 году главный центр выселения русских в США находился в северо-западном крае, поляков – в Привислинском крае, латышей – в Прибалтийском крае, литовцев в Ковенской и Сувалкской губерниях, финнов – в западной окраине Финляндии, шведов там же. В то же время евреи выселялись изо всех местностей, где была сосредоточена главная их масса: из Привислинского края, из северо-западных, юго-западных и в меньшей степени южных губерний [12, с. 14].

Законодательство Российской империи не допускало свободного перехода в иностранное подданство и ограничивало пребывание россиян за границей сроком в пять лет. По истечении их следовало просить губернатора, выдавшего заграничный паспорт, о продлении. Самовольный же переход в иностранное подданство и неявка по вызову властей каралась лишением всех прав состояния и вечным изгнанием из страны, а в случае возвращения в Россию – ссылкой на поселение. Хотя в 1906 году был подготовлен проект «Положения об эмиграции», однако он так и не был утвержден [10, с. 86].

В таких условиях до 1917 года эмиграция оставалась в России полулегальным явлением, молчаливо признаваемым царскими властями, но официально так и не урегулированным. Статистику эмиграции в точном смысле этого понятия заменила статистика выезда и въезда российских подданных через границу, в которой хотя и указывался пол пассажира, но данные о национальном возрасте, семейном положении, а иногда и стране назначения и губернии, откуда выехал пассажир, отсутствовали [10, с. 87].

Исходя из экономических условий России, данное эмиграционное движение совсем невозможно было обосновать. Обладая неизмеримыми пространствами земли на севере и востоке Европы, особенно же в Сибири и Средней Азии, Россия при нормальных условиях не могла являться страной эмиграции. Российская империя могла бы привлекать к себе население извне, т.е. быть страной иммиграции. Такого мнения придерживалось российское правительство, которое предпринимало целый ряд специальных мер для поощрения иммиграции иностранцев в Россию. Переселение меннонитов в Россию началось с 1787 года. Вообще в период правления Екатерины II иммиграция иностранцев приняла большие размеры. Переселенцам были гарантированы свободное отправление религиозных обрядов, свобода от податей на определенное число лет, отвод земель в достаточном количестве и свобода от военной службы. Только в 1819 году последовало Высочайшее повеление о прекращении вывоза иностранцев в Россию [20, с. 87].

В целом общинное владение землей было распространено по всей Центральной России, подворное – в Прибалтике и западных губерниях, исключая Могилевскую и Витебскую, где наряду с подворным владением также имело место общинное. В 1905-1906 годах 8/10 надельной земли находилось в общинном пользовании, а остальная часть – в подворном. Численность крестьянских дворов, владеющих на общинном праве землей, составляла 9201,3 тысячи, в подворном владении насчитывалось 2817,9 тысячи двора [5, с. 86].

Российское правительство также обратило внимание на новое передвижение. В связи с увеличением населения в различных губерниях возникла проблема, связанная с малоземельем. Началось движение крестьян в поисках за свободными землями. Обетованной землей для крестьян являлись преимущественно восточные области Европейской России и Сибирь. В первой половине XIX века правительство само организовало переселение государственных крестьян из малоземельных губерний на юго-восток Европейской России и в Сибирь. С 1831 по 1866 год было переселено на этих основаниях до 320 тысяч человек [20, с. 88].

Если рассматривать только переселение в «российскую колонию» – Сибирь, то размеры этого движения, напоминающего во многих отношениях эмиграционное движение у других народов, характеризуются следующими данными. Со времени прекращения организованных правительственных переселений движение переселенцев в Сибирь почти совершенно прекратилось. Оно возобновилось только с самого начала 80-х годов XIX века, т.е. как раз в то время, когда впервые серьезно проявилась российская эмиграция. Поэтому необходимо сопоставить размеры обоих явлений, т.е. переселенческого движения на восток (в Сибирь) и на запад (в США) (табл. 3).

Усиление переселенческого движения заставило российское правительство обратить серьезное внимание на этот вопрос и принять специальный закон об упорядочении переселенческого движения, утвержденный 13 июня 1889 года. На основании этого закона, «переселение допускается без увольнительных от общества приговоров, но не иначе, как с предварительного разрешения, даваемого министрами внутренних дел и государственных имуществ лишь при наличности заслуживающих уважения причин (которые ближе в законе не определяются), если притом имеются свободные земельные участки» [20, с. 89].

Таблица 3

Переселение из Европейской России в Северную Америку и в Сибирь в последней четверти ХIХ – начале ХХ века (в тыс. человек)

Если движение на восток было предметом попечения российского правительства и русского общества, то движение на запад, т.е. эмиграция, напротив, не привлекало к себе внимания. Тогда как это движение приняло в начале ХХ века значительные размеры: около 200 тысяч человек ежегодно покидали пределы России. К темным сторонам эмиграции принадлежал «агентский» промысел. Главную массу переселенцев составляли темные люди – крестьяне и мещане. Они не могли самостоятельно эмигрировать. Огромное большинство таких переселенцев не покидало своей деревни или местечка. Основной проблемой для эмигрантов являлось получение заграничного паспорта или тайная переправа их через границу. Ежегодно определенное количество эмигрантов гибло под пулями пограничной стражи, но это не могло остановить эмиграционное движение из России.

Здесь следует отметить отдельные печальные события, которые имели место при трудовой миграции населения из Привислинского края в Германию. В 1901 году корреспондент Варшавского Дневника писал следующее: «С 1 апреля началось у нас движение рабочего класса в Пруссию на заработки. Строгости охраны границы не останавливают движения желающих попасть в Пруссию нелегально; на днях толпа крестьян Серпецкого и Плоцкого уездов имела намерение перебраться через границу массой, но была остановлена пограничной стражей; не помогли приказания и увещания стражи возвратиться обратно, толпа хлынула вперед; тогда дежурный стражник начал стрелять на напирающих на него – результат оказался плачевным; убит наповал крестьянин гмины Зонготы, Плоцкого уезда, Франц Гржимальский, ранен пулей в ногу другой крестьянин и ранена штыком девушка. Эта последняя успела перейти черту границы; удалось же задержать 88 человек, каковые водворены на место постоянного жительства транспортным (т.е. этапным) порядком. На другой день после описанного выше была задержана вновь толпа народа, намеревавшаяся перейти границу в количестве 31 чел. и двух проводников» [18, с. 124]. Таким образом, несмотря ни на какие препятствия, легальный и нелегальный переход границы крестьянами соседних с Германией польских губерний с каждым годом все более развивался.

Согласно данным Центрального статистического комитета России, в конце XIX – начале ХХ века трудовая эмиграция российских подданных в Германию стала носить массовый характер (табл. 4). Главный поток этого рабочего движения направлялся в Пруссию. Среди выходцев из России основную массу составляли поляки. Тогда как отход на заработки в Германию подданных из Австро-Венгерской империи отличался более широким национальным составом. В нем выступали компактными массами поляки, русины, немцы и чехи [2, с. 7].

Таблица 4

Трудовая эмиграция населения из Российской империи в Германию

Переселенческое движение на Запад оставалось совершенно неурегулированным в Российской империи. Здесь, прежде всего, сыграл роль состав эмигрантской массы. Среди эмигрантов из России половину составляли евреи, затем следовали поляки, литовцы, финны, немцы. В то время как восток, в Сибирь, направлялось коренное русское население, на запад, за границу, уходили инородцы. Небольшой процент эмигрантов приходился на долю русских – это по большей части были духоборы и другие сектанты. Выселение этих элементов для российского правительства также не представляло собой достаточного мотива для того, чтобы внимательно отнестись к этому явлению, иметь к нему государственный подход и сообразовать с ним устарелые нормы закона [20, с. 91].

Рост эмиграции из России в США стал проявляться с 80-х годов XIX столетия, одновременно с поворотом эмиграционной волны из более культурных стран Западной Европы – Великобритании, Германии, Скандинавии, на недостаточно культурный юг и восток (табл. 5). В то время как из первых двух стран эмиграция снизилась с 3 миллионов до одного с небольшим в течение трех десятилетий, – из трех последних – она поднялась от 900 тысяч почти до 6 миллионов, т.е. увеличилась более чем в 6 раз. Главное ядро эмигрантов западноевропейских стран составляли сельские жители – избыточное малоземельное население деревни, не находившее достаточно продуктивного приложения своему труду на тех ничтожных клочках земли, которые были в их распоряжении. Однако чрезвычайно быстрая индустриализация Северной Европы, огромный рост городов вскоре поглотили всех ищущих выхода земледельцев, которым было выгоднее оставаться на родине, чем переселяться в неведомые страны.

Таблица 5

Иммиграция европейского населения в США в конце ХIХ – начале ХХ века (в тыс. человек)

В начале ХХ века в США прибыло следующее количество иммигрантов (табл. 6). В более ранний период интенсивная иммиграция в Соединенные Штаты проявилась в 1880-х годах, но и тогда она не превышала, в среднем, ежегодно 524 тысячи человек. В следующее десятилетие поток иммигрантов значительно ослабел, не превышая, в среднем, в год 386 тысяч человек. С начала ХХ века иммиграция снова поднялась до больших размеров. Переселенческое движение направлялось преимущественно через порт Нью-Йорк. В 1903 году через него прошло 73% всей иммиграции, а в 1904 году – 75%. Из других американских портов приходилось на Бостон – 7%, Балтимору – 6%, Филадельфию – 3% [4, с. 157].

Таблица 6

Общее количество иммигрантов в США в начале ХХ века

В 1904 году иммигранты в США по странам их происхождения были распределены следующим образом (табл. 7). Центр эмиграционного движения переместился с запада на восток и юг Европейского континента. В рассматриваемом году одни славяне дали США 272,4 тысячи иммигрантов, затем итальянцы составили около 200 тысяч человек, – следовательно, на долю этих двух национальностей приходилось больше половины всей иммиграции в Америку. Тогда как в предшествующие десятилетия наибольшее количество эмигрантов давали Ирландия, Англия и Германия.

Таблица 7

Этнический состав иммигрантов в США в 1904 г.

В странах Северной Европы резко снизилась потребность в эмиграции. Тогда как в южных и восточных европейских странах индустриализация осуществлялась более медленными темпами и, соответственно, возникли значительные массы избыточного деревенского населения, которые стремилось эмигрировать в Америку. Деревенское перенаселение и малоземелье также имело место в России, однако эмиграция из Российской империи была по преимуществу не деревенской, а городской, вызывалась не экономическими, а политическими причинами. В 1901–1911 годах этнический состав эмигрантов из Российской империи в США был следующим (табл. 8). Из племенного состава эмигрантов следует, насколько глубоко было влияние внутренней политики российского правительства на эмиграционное движение из России.

Таблица 8

Этнический состав эмигрантов из Российской империи в США в 1901–1911 годах

Почти половину эмигрантов составляли евреи, которым запрещено было проживать в деревнях. Еврейская эмиграция, не превышая 40 тысяч человек в первые годы ХХ века, начала увеличиваться с 1904 года, обусловленного кишиневским погромом, и достигла в 1906 году 125 тысяч человек; в 1907 году – 115 тысяч, значительно превышая средний ежегодный прирост евреев в России, который равнялся 90 тысяч человек. С 1908 года еврейская эмиграция, под влиянием некоторого успокоения, снизилась (до 39 тысяч человек в 1900 году), но ненадолго; с 1910 года вновь начался подъем под влиянием роста националистических тенденций [11, с. 277].

Эмигранты из России остальных национальностей принадлежали по большей части к сельским жителям и земледельцам. В Америку они являлись в качестве чернорабочих и прислуги. Польская эмиграция представляла собой вторую по размерам в эмиграционном движении из Российской империи. Колебания польской эмиграции происходили параллельно с европейскими, поскольку Царство Польское во всех отношениях было ближе к Европе, чем к России. В начале ХХ века основной причиной эмиграции поляков являлось значительное количество безземельных и малоземельных крестьян: 1 миллион безземельных, 16% имеющих до 1,5 десятины на двор – составляли основную массу эмигрантов из Польши, также как и батраков для имений соседних прусских юнкеров [11, с. 278].

Спрос на рабочую силу далеко не покрывал всего предложения. Промышленность в Привислянском крае (кроме Петроковской и Варшавской губерний) не была серьезно развита. В Пертроковской губернии фабричным трудом было занято 126 тысяч рабочих, в Варшавской губернии – 35 тысяч рабочих. В остальных губерниях фабрично-заводская промышленность была развита весьма слабо; так, в Сувалкской губернии, из которой эмиграция происходила особенно интенсивно – на фабриках и заводах было занято всего 2,5 тысячи человек. Заработная плата была очень низкой: сельский рабочий-мужчина получал в 1900 году 34 копейки в день [3, С. 406–407].

Начало эмиграции в Царстве Польском, как постоянного и значительного явления, можно отнести ко второй половине 1870-х годов. В то время в Привислянском крае имел место кризис, вызванный, главным образом, заменой мелкого ткацкого производства крупным. Крупное фабричное производство, основанное на иностранном капитале, начало быстро вытеснять мелкое ручное ткачество.

Эмиграционное движение из Царства Польского началось среди кустарей-ткачей – в центрах, отличавшихся развитием кустарных промыслов. В целом размеры его были незначительными, не превышая 1–2 тысяч человек в год. Начавшись с такой скромной цифры, данное эмиграционное движение стало принимать более значительные размеры под влиянием главным образом внешней причины – эмиграционной пропаганды [3, с. 400].

Всего эмигрировало из Царства Польского с 1890 по 1904 год около 160 тысяч человек. Отдельные губернии принимали далеко не одинаковое участие в эмиграционном движении, – по абсолютному количеству эмигрантов их следует распределить в таком нисходящем порядке (табл. 9). Больше всего эмигрировало, за рассматриваемый период, из Сувалкской, Плоцкой, Ломжинской и Варшавской губерний. На долю их приходилось свыше 4/5 всей польской эмиграции.

Из городов Сувалкской губернии ежегодно эмигрировало на одну тысячу жителей – 15,4 человека. Высокие абсолютные цифры эмигрантов в конце XIX – начале ХХ века давали Варшава и Лодзь, что было обусловлено многочисленным населением названных городов [3, с. 402].

Таблица 9

Эмиграционное движение из Привислинского края в 1890 – 1904 гг.

Политический и экономический кризис, который происходил в Российской империи в начале ХХ века и, соответственно, в Привислинском крае, серьезно отразился на городском населении. Поэтому оно начало принимать большое участие в эмиграционном движении. Преобладающим элементом в городах Царства Польского являлись евреи. Именно еврейские погромы способствовали усилению эмиграционного движения из городов Привислинского края.

О росте эмиграции в США из России, включая Финляндию, можно составить представление на основании следующих данных (табл. 10). С 1820 по 1905 год из Российской империи в Соединенные Штаты иммигрировало около 1,5 миллиона человек [4, с. 159].

Еще в 1870-1880-х годах эмиграция населения из России в США была довольно незначительной, и поэтому ее можно было игнорировать. Однако уже к концу XIX столетия величина российских эмигрантов в США достигла значительных размеров. В 1880-1900 годах российская иммиграция возросла более чем в 12 раз. В первые пять лет ХХ века она удвоилась [4, с. 160].

Таблица 10

Иммиграция в США из Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ века

Согласно иностранным сведениям, многие подданные Российской империи, покидающие Россию навсегда, очевидно переезжали границу своей страны без паспорта, тайно или, при строгости охраны границы, по легитимационному билету, достать который было легче и значительно дешевле паспорта. Это тем более вероятно, что большинство российских эмигрантов состояло из евреев, поляков и литовцев, проживающих близко от сухопутной границы с Германией и Австро-Венгрией, через которые происходили почти все (98%) пассажирского движения из России и обратно [15, с. 746].

В начале ХХ века российская иммиграция в США распределялась между отдельными народностями следующим образом (табл. 11). Российская эмиграция, прежде всего, была связана с переселенческим движением среди инородцев. На коренное русское население приходился в 1904 году только незначительный процент – 2%, на долю евреев – 53%, на долю поляков – 23%, литовцев – 8%, финнов – 7%, немцев – 5%. По сравнению с 1900 годом особенно возросла эмиграция среди еврейского населения, увеличившись за три года более, чем в 2 раза.

Второе место по размерам российской эмиграции в США занимали поляки. В 1904 году большое участие в российской эмиграции принимали литовцы. В 1905 году эмигрировало из России 184,7 тысячи человек, в том числе 92,4 тысячи евреев [4, с. 160].

Таблица 11

Этнический состав иммигрантов в США из России в 1900 и 1904 гг. (в тыс. человек)

В эмиграционном движении из Царства Польского преобладающим направлением являлась эмиграция в Северную Америку, прежде всего в США, поглощающее приблизительно от двух-третей до трех-четвертей всех эмигрантов. В 1870-х годах довольно сильно было эмиграционное движение в Южную Америку; затем оно совсем ослабело. В то же время усилилась эмиграция в Западную Европу, прежде всего в Великобританию. При этом в данную страну эмигрировали почти исключительно одни евреи. По данным английской статистики, в 1904 году иммигрировало в Англию 46 тысяч русских и поляков, под которыми скрывались, главным образом, евреи [3, с. 404].

Главный контингент сельской эмиграции из Царства Польского составляли безземельные крестьяне; на их долю за исследуемый период приходилось около половины всех эмигрантов (43%). Если же присоединить сюда еще земледельческих рабочих, которые как по экономическому, так и по социальному положению мало чем отличались от них, то на указанные две группы придется больше половины всей сельской эмиграции (57%). Сельский пролетариат во всех его видах – вот тот класс населения, среди которого эмиграционное движение находило для своего развития серьезную поддержку. Из городов Привислинского края эмигрировали преимущественно рабочие – 46%, затем ремесленники – 30% [3, с. 405].

При распределении эмигрантов по вероисповеданиям видно, что около 4/5 всей польской эмиграции приходилось на католиков; за ними следовали евреи, протестанты и православные со старообрядцами. На одну тысячу жителей сельского населения эмигрировало протестантов – 1,8, евреев – 1,7, католиков – 0,9 и православных – 0,1; среди горожан – евреев – 1,5, католиков – 0,8, протестантов – 0,6 и православных – 0,2. Наиболее интенсивно эмиграция проявилась среди еврейского населения, как сельского, так и городского. Высокую пропорцию в сельской эмиграции давали протестанты. У православного населения была минимальная пропорция эмигрантов [3, с. 405–406].

Наиболее простым способом решения проблемы, связанной с малоземельем, является увеличение их земельной собственности. Российское правительство пошло двумя путями, а именно путем освоения новых земель и создания Крестьянского банка.

Политика освоения новых земель Сибири не оправдала себя. В 1895–1900 годах в Сибирь переселилось всего 1,2 миллиона человек, или 6,06% естественного прироста населения за эти годы. В 1906–1910 годах, когда процент переселенцев был особенно высок, миграция распространилась только на четвертую часть естественного прироста населения. Из 4 миллионов переселенцев 2,2 миллиона осели в западных областях Сибири. С переселенческим движением в Сибири не могли управиться: землю не успевали нарезать, и толпы переселенцев, не находя себе дела, двигались в обратном направлении. К 1910 году фонд удобных земель был исчерпан, хотя к этому времени в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в Туркестане осели немногим более 1 миллиона человек [5, с. 90].

Согласно мнению некоторых российских исследователей, ежегодно не более 250–300 тысяч человек могли устроиться на новых местах, тогда как ежегодный прирост сельского населения Европейской России превышал 1,5 миллиона человек. Таким образом, переселение на новые места не могло решить проблему малоземелья для большинства российских крестьян, которая еще более обострилась из-за крайне низкого уровня развития крестьянского землевладения в Российской империи [5, с. 90].

В Привислинском крае губернии проявлялись высокой плотностью населения. По густоте населения Царство Польское превосходило не только остальные части Российской империи, но даже и восточные провинции Германии. Несмотря на высокое развитие польской фабрично-заводской промышленности, рабочая сила местного населения не могла быть полностью использована. В результате в Привислинском крае в земледельческих губерниях заработная плата сельских рабочих была установлена на низком уровне [2, с. 10].

Чрезмерная густота населения, высокий процент безземельных и малоземельных, слабое развитие в некоторых польских губерниях фабрично-заводской промышленности, отсутствие кустарных промыслов или зачаточное их состояние, низкие заработки на местах, близость границы в связи с удобством передвижения, эмиграционная пропаганда – вот основные причины, которые способствовали развитию эмиграционного движения из Привилинского края. Усиление эмиграции в начале ХХ века прежде всего было обусловлено расстройством политической и экономической жизни в Российской империи. Ряд забастовок, ставших хроническим явлением в крае, совершенно подорвали местную промышленность. Одни фабрично-заводские предприятия должны были прекратить свою деятельность, другие сократили производство, тогда как остальные вынуждены были работать нерегулярно. Все это значительно увеличило количество безработных. Нищета, широко распространившаяся среди рабочего класса, усилила заокеанскую эмиграцию из Царства Польского [3, с. 407].

В то же время значительное количество поляков не эмигрировали на постоянное жительство в Америку: большинство их, проработав в США несколько лет, накопив несколько тысяч рублей, возвращались на родину, где на накопленные деньги покупали землю и, расширив свое хозяйство, доживали дни в сравнительном довольствии и благополучии. Таким же образом поступали литовцы. В Виленской губернии имелись волости, в которых уходило по 2–3 человека из каждого двора: особенно развита была эмиграция из трокского уезда, где почва являлась крайне неблагоприятной и не возникало возможностей для сторонних заработков. Америка значительно обогащала эмигрантов и, по количеству скота, крестьяне Виленской губернии были богаче многих черноземных. Большая часть «американцев», по возвращению, немедленно принималась за улучшение хозяйства, обработку, покупку земли, живого и мертвого инвентаря. Даже тот успех хуторизации в Виленской губернии, которым так гордились российские власти, главным образом был обусловлен эмиграцией. Величина американских заработков составляла 60–300 рублей в месяц. Накопив 1000 рублей, литовцы возвращались домой. В 1910 году из заграницы в сельские местности Виленской губернии было переслано свыше 4 миллионов рублей, при этом около третьей части этой суммы пришлось на один трокский уезд [11, с. 279].

Немцы – главным образом колонисты, чаще, чем литовцы эмигрировали на постоянное жительство в Америку, но все же среди них определенное количество направлялось на заработки. Чем хуже был неурожайный год, тем больше людей стремились на заработки в Америку, чтобы поправить свое положение.

Исходя из интенсивности эмиграционного движения среди инородческих групп Российской империи, можно сделать вывод, что в 1905 году на 1000 человек эмигрировало из России в США: евреев 18 человек, литовцев – 10, поляков, немцев, финнов по 4 человека. Таким образом, по относительным размерам эмиграции из России в США первое место принадлежало евреям, а затем следовали литовцы. Для параллели рассмотрим относительную интенсивность эмиграции из других европейских стран в США. В 1904 году в Норвегии на 1000 человек эмигрировало – 10 человек, в Ирландии – 8, Италии – 6, Швеции – 5, Германии – 0,7 человека. Из этого сопоставления следует, что в начале ХХ века российские евреи занимали первое место по силе эмиграционного движения в США среди всех европейских народов. С ними невозможно было сравнивать даже шведов и ирландцев, которые всегда отличались сильным эмиграционным движением. Литовцы также давали высокую пропорцию эмигрантов. Тогда как поляки, немцы и финны имели среднюю для Европы интенсивность эмиграционного движения [4, с. 160–161].

Евреи, поляки, латыши, литовцы, немцы, финны уже в конце XIX века направлялись в большом количестве на американский континент. Тогда как только в начале ХХ века «русские» крестьяне, т.е. велико-, мало- и белорусы, стали направляться в Америку: в 1900 году эмигрировало в Соединенные Штаты «русских» – 667 человек, в 1905 году – 3456, в 1910 году – 14870, в 1911 году – 17777, в 1912 году – 22558 человек. В 1913 году это количество сразу поднялось до 51,5 тысячи человек, т.е. почти утроилось сравнительно с 1912 годом и увеличилось в 15 раз после 1905 года [11, с. 280].

Появление с 1899 года в иммиграционной статистике США рубрики «национальность» позволило опровергнуть господствующее долгое время в России предположение, что российская эмиграция практически состоит из «инородцев», а коренное русское население вообще никогда не эмигрировало. В действительности, хотя и с некоторым опозданием, но в нарастающих масштабах «русские» с конца XIX века также включились в этот процесс. Так, в 1899 – 1903 годах в США въехало 9 тысяч «русских» (около 2% всех эмигрантов из России), в 1904-1908 годах – 45 тысяч (5%), в 1909-1911 годах – 111 тысяч (12%). Переломным событием стала революция 1905-1906 годов. Если за 8 лет, с 1899 по 1906 год, в США прибыла только 21 тысяча «русских», то за 7 лет, с 1907 по 1913 год – 144 тысячи. Причем они прибывали не только из Российской империи, но из Канады, Англии и других стран [10, с. 88].